Новости
11 апреля 2018, 01:31

ОТ ЛЕПКИ — К ЛЕПОТЕ

Татьяна Терехова и её игрушки-ярушки.

На столе передо мной два предмета. Одному из них несколько тысяч лет, на другой ещё даже не успели сесть пылинки. Оба они — и фрагмент посуды, и статуэтка — сделаны из глины. О древнем мастере, вылепившем горшок в то время, когда пользовались  кремневыми ножами, мне, конечно, ничего не известно. А вот с автором Ярушки я знаком. Хочу  познакомить с Татьяной Тереховой и вас, уважаемые читатели.

НЕГОРОДСКАЯ ГОРОЖАНКА

Татьяна родилась в Липецке. Выросла в городе и сейчас там живёт. Но назвать её горожанкой как-то язык не поворачивается.

Мы с ней ровесники. И, видимо, поэтому беседуем всего через несколько минут знакомства, словно люди, знающие друг друга с детства. А может, просто это Татьяна такой лёгкий, общительный человек. Речь её — „по-городски“ правильна и „по-деревенски“ певуча и образна. Заговори со мной она где-нибудь в Москве, сразу бы признал в ней землячку. Что и неудивительно.

—Все каникулы проводила у бабушки с дедушкой в Крутом, — поясняет Татьяна Леонидовна. — Нина Сосипаторовна и Николай Антонович Ширнины — родители моего отца.

Татьяна рассказывает, будто пишет картину. Моё воображение без труда „иллюстрирует“ повествование: уютные сельские улочки, разбуженное солнцем многоцветие луга, тугие косы реки, причудливо сплетаемые течением на перекатах, хранящие древние тайны обрывистые берега… И любопытная девочка, впитывающая знания и красоту. В городе она ходила в обычную школу, а здесь  был лицей, где преподавали самые близкие люди.

ЗОВ КРОВИ

Умурённый опытом — это совсем не про меня. Но и тот скромный багаж прожитых лет позволяет сделать вывод о том, что талант не возникает из ниоткуда. Поколениями накапливаются определённые качества, закрепляясь и усиливаясь где-то на генетическом уровне. И сколько угодно можно „сеять разумное, доброе, вечное“, плоды будут только на подготовленной земле.

Отец Татьяны Леонид Николаевич Ширнин — член Союза писателей, поэт, художник. Его младший брат Сергей Николаевич — художник с мировым именем, его работы не раз выставлялись за границей. Оба  в своё время расписывали храмы, реставрировали и писали иконы. Искусство Сергея Ширнина высоко ценил патриарх Алексий II.

Бабушка Татьяны Нина Сосипаторовна с детства увлекалась вышивкой. Сестра бабушки Надежда Сосипаторовна передала художественный талант своей внучке Наталье, которая отлично рисует, оформляет и иллюстрирует книги.

Мама Татьяны Нина Мироновна работала на фабрике „Липецкие узоры“. В её семье тоже многие рисовали

—Бабушка научила меня вышивать. Такие замечательные рушники у неё, — говорит Татьяна Терехова. — В школьные годы посещала кружок хохломы, занималась лепкой. Хотела поступить на худграф или в театральный. Но не сложилось. А училась в автотранспортном техникуме.

Вот это поворот! Но всё вернулось на круги своя.

ПУТЬ К МАСТЕРСТВУ

В начале 90-х в Липецке начал действовать кооператив „Сударушка“, выпускавший сувенирную продукцию. Здесь в течение нескольких лет трудилась Татьяна.

—Работала до последнего, даже когда перестали платить и стало понятно, что кооператив доживает последние дни , — вспоминает моя собеседница. — Очень нравилось. И в то же время как-то смутно ещё чувствовала, что дымковская игрушка — это не совсем моё.

В те годы ценили больше хлеб насущный, а сувениры — дело, как известно, третье. Спрос на изделия кооператива „Сударушка“ сошёл на нет. Предприятие закрылось.

А у Татьяны к тому времени родился новый образ игрушки, непохожий ни на „классику“, ни на „новоделы“. Пастушок под берёзой, Царевна Несмеяна, Снегурочка у ёлки —  „первенцы“.

—Я очень благодарна моему мужу Геннадию за то, что в трудный момент поддержал, дал возможность заниматься любимым делом, — говорит Татьяна. — „Ваяла“, что называется, для души и не надеялась на какой-либо коммерческий успех.

Вскоре работы Татьяны Тереховой действительно стали авторскими: мастер фактически создал свою, особенную, неповторимую игрушку.

—Папа и дядя Серёжа  много рассказывали мне об истории  малой родины, знакомили с её природой, — вспоминает Татьяна. — Часто бывали на речке Яруга. Берега у неё обрывистые,  глинистые. Глину из этих мест до сих пор использую для создания своих работ.

 Яруга — от слова „яр“. Это и обрыв, круть, и огонь, пыл, свет. Поэтому  называю свои работы „ярушками“: во-первых, они из глины с берегов Яруги, а во-вторых, расписаны в природном стиле — яркие, радостные, светлые.

В народе по-своему объясняют происхождение названия речки. Мол, в древние времена жила здесь бедная девушка по имени Ярушка. Хотели её силой выдать за богатея-татарина, но она предпочла смерть — бросилась в глубокий омут. Потому, по легенде, и речка Яруга.

И вот на моём столе глиняная Ярушка. Такая, какой её видит Татьяна Терехова: синеглазая и русоволосая, с жёлтым цветком  водяной лилии в руках, в платьице с растительным  орнаментом — наивная, светлая, трогательная.

—А как рождаются образы и сюжеты? — спрашиваю Татьяну.

—Да по-разному. Всплывшая в памяти услышанная ещё в детстве сказка, прекрасная картина, прочитанная книга, необычная история, знакомство с интересным человеком — всё может вдохновить. И тогда берусь за дело.

—Знаю, что многие игрушки-ярушки Вы просто дарите. Но, надеюсь, что и покупают Ваши работы?

—Да, приобретают. Причём не только в Москве, Липецке, других городах, но и на обычных сельских ярмарках. Мне особенно приятно, когда моим творчеством интересуются простые люди. Искусствоведы дают оценку, опираясь на знания, а народ выбирает сердцем.

ДЕЛО  ТЕХНИКИ

Все мы в детстве лепили из пластилина. Но, подозреваю, что глина куда более сложный материал.

Прошу мастера описать вкратце весь процесс.

—Глину обычно мне привозит мой младший брат Олег — бережёт меня, — рассказывает Татьяна. — Несколько дней она набухает, залитая водой. Затем лишняя влага удаляется. Ну а дальше — мну, мну, мну… До тех пор, пока не добьюсь  нужной консистенции. И сила требуется, и выносливость, и терпение, конечно.

Невольно смотрю на руки Татьяны. Обычные, не производящие впечатление сильных  женские кисти, ловкие пальцы, кожа на вид нежная.

—Обязательно использую крем для рук, — опережает мой вопрос Татьяна. — Да и сама глина — материал  безвредный и экологически чистый.

—Краски интересные: и яркие, и как бы полупрозрачные, линии такие тонкие, — вглядываюсь в статуэтку Ярушки .

—Краски использую акриловые, а кисточки делаю сама из меха колонка или белки.

Да, каждому — своё. Допустим,  удалось мне, копируя, вылепить не слишком уродливую фигурку (так и вижу подпись: „Делал Лепила“). И даже обжечь удалось (бывают же чудеса на свете). Сколько бы попыток мне потребовалось, чтобы нарисовать хотя бы вот реснички Ярушке? Десять. После чего грохнул бы об пол куклу со страшненькими глазками и вышвырнул кисточку в окно.

ЕСТЬ У ТВОРЧЕСТВА НАЧАЛО,НЕТ У ТВОРЧЕСТВА КОНЦА

Тысячи работ у Татьяны Тереховой. Её игрушки-ярушки — в частных коллекциях, музеях, на полках в квартирах и домах. О планах  не спрашиваю. И так ясно:  занимается любимым делом, и у неё получается поделиться своим ощущением красоты с окружающими.

Без преувеличения можно сказать, что Татьяна Терехова — уже признанный мастер. Предела же совершенству нет. И хотя я не специалист, почему-то уверен: тереховская игрушка-ярушка станет столь же известной, как и романовская.

Удачи Вам, Татьяна Леонидовна!

Андрей АГУРЕЕВ.

Фото автора.

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg