Новости
23 февраля 2018, 01:01

НЕ ДРОГНУЛИ, НЕ ОТСТУПИЛИ

У Сергея Владимировича Шуваева много наград. Среди них медали „За отвагу“, „За оборону Сталинграда“, „За взятие Кёнигсберга“, „За победу над Германией“, орден Отечественной войны lI степени. И не счесть Почётных грамот и благодарностей за труд.

Передо мной фотография в газете: боевой танк, на броне — люди. Сейчас они спустятся в башню, закроют люк и опустят ствол — так, чтобы он оказался напротив мишени. То есть перед тобой. И стал притягивать, гипнотизировать, засасывать — ни шага в сторону, вспоминали те, кому удалось чудом выйти живыми из смертельной атаки. И всего-то надо усилием воли стряхнуть с себя оцепенение и страх, упасть и вжаться в землю, скатиться в овраг, спрятаться в канавку, если она есть.

У Сергея Шуваева с товарищами оврага не было. А двигалась на них колонна танков. И оставалось только одно: стрелять, стрелять, пока не останется перед тобой горящая груда металла.

Горело всё — и земля, и небо, и вода в реке была тёплой, не могла остыть от осенних холодов, когда бойцам их зенитно-артиллерийского полка  орудий малого калибра трижды пришлось форсировать Волгу.

Отсюда они пришли в населённый пункт, о котором говорили и писали в январе 2015-го. С экрана телевизора звучало: „Дебальцево, Дебальцевский котёл, Дебальцевский плацдарм“. И замирало сердце старого солдата от воспоминаний.

ГОРЯЧИЙ СНЕГ СТАЛИНГРАДА

—Сколько мы потеряли товарищей на Волге, пока сюда пришли, на Украину. Мы, зенитчики, всё испытали, мы — народ особый. Выроешь себе окопчик в глине, в земле или снегу —  и вот тут дом родной. Не уйдёшь от своего орудия погреться. А сколько труда поставить его, сто потов сойдёт, пока лопатой не намашешься. Но зато никогда не подводила моя зенитка. А поначалу мы, деревенские, робели, хоть и в Москве курсы специальные прошли. Я, к примеру, не просто зенитчик первый номер, а специалист-приборист.

Первого ноября сорок второго мне стукнуло восемнадцать, а второго  числа мы приняли военную присягу — и направили нас под Сталинград…

С первых дней их 1086-й зенитно-артиллерийский полк в тех сражениях, которые потом назовут Сталинградской битвой, где не было долгих передышек на сон и где был горячий снег.

Именно в таких боях, которые шли день и ночь, и ещё день, учились действовать почти автоматически и подменять друг друга. Он, заместитель командира, вёл корректировку огня самостоятельно, определяя, где недолёт, где перелёт.

В его красноармейской книжке, которая чудом сохранилась и прожила долгую жизнь, указана полная военная специальность: артиллерист-дальномерщик, первый номер радиолокационных и приборных комплексов; звание — ефрейтор, заместитель командира орудия.

В действительности же, как и другие, Шуваев оказывался и в роли подносчика снарядов, заряжающего, наводчика, давал скорость, дальность, вёл корректировку огня. Всё это сыграло свою роль в дальнейших боях.

А 2 февраля сорок третьего, которое станет официально считаться днём окончания Сталинградской битвы, был ожесточённый бой, казалось, самый страшный за все дни, когда их орудие задержало колонну танков, которые не хотели сдаваться. У них был последний шанс: прорвать именно в этом, слабом, месте оборону…

—Ну мы им дали! И, главное, все живы остались. Не помыли фашисты сапоги в Волге. Вот так! — заключает Сергей Владимирович свой рассказ о тех днях и ночах.

ДЕБАЛЬЦЕВО: СОРОК ПЕРВЫЙ-СОРОК ТРЕТИЙ

Поздравить Сергея Владимировича с днём рождения собираются родственники и многие односельчане.

В мае Шуваеву вручили медаль „За отвагу“. Потом — „За оборону Сталинграда“.

А путь лежал дальше на юг, к Ростову-на-Дону. Всё лето  в непрерывных боях.

—Стали поговаривать: идём на Дебальцево, впереди — Дебальцево. Какое же это Дебальцево, думаю? Батюшки мои, да это же оно самое. Вошли мы, расположились. У меня даже сердце занялось. Смотрю: вот она, школа из красного кирпича, вот он, завод. Всё родное, близкое. Я ведь тут перед войной учился на сварщика. Приехали тогда к нам в Волчье агитировать молодёжь, и по оргнабору я со своим дружком Колей Ульяновым отправился. Радовались родители: пусть и далеко, да на всём готовом — и еда, и обувка с одёжкой, и специальность, с которой везде можно жить. И вдруг война. Собрались нас эвакуировать с заводом в Сибирь, но мы подумали и решили возвращаться домой. Прибыли, а там уж и повестки пришли. У кого какая специальность или образование семилетнее — на курсы в Москву. Тут со мной случай приключился. Призывал нас Трубетчинский райвоенкомат, и собираться мы должны были в Хомяках, рядом. Ну а я решил переночевать дома. Прихожу утром в Хомяки, а там — никого. Оказывается, сбор в соседнем районе! Беги скорее, говорят мне, а то дезертиром запишут. Я и побежал — двадцать пять километров до Льва Толстого. Всё обошлось… А тут вот оно, Дебальцево, передо мной. И, главное, фашисты его сберегли. Оно им нужно было…

Если вы посмотрите на карту, увидите, что от этой неизвестной в широком обиходе станции во все стороны расходятся железнодорожные пути. На Харьков, Днепропетровск, Ростов, Киев, Сталинград.

Именно здесь осенью сорок первого проходил рубеж. Так у фашистов появилась возможность держать в руках Донбасс, угольный бассейн, и всю Украину. Отсюда шли вагоны с войсками противника, техникой и боеприпасами к Сталинграду всё лето сорок второго.

13 августа 1943 года началась знаменитая Донецкая операция. Сюда бойцы 4-го Украинского фронта, где как раз и был Шуваев, пришли со Сталинградского направления. Прорвали хорошо укреплённую линию войск группы армий вермахта „Юг“, 8 сентября были в районе Горловки и Дебальцева. Откуда открывался путь на Сталино.

Осень стояла погожая, солнечная. Наши войска продвигались вперёд дружно, однако за Киев сложили голову сотни красноармейцев, как и за форсирование Днепра.

К ЧЁРНОМУ МОРЮ

6 ноября вошли в Киев, далее на Таганрог, Херсон — к Чёрному морю. Увидеть его восемнадцатилетний деревенский паренёк даже и не мечтал. Но уж и далось это ему непросто.

Персональные наградные листы весной сорок четвёртого почему-то не выписывали. Наверное, потому, что освобождение Крыма явило массовый подвиг. Приказом по 1086-му зенитно-артиллерийскому полку было награждено сразу более сотни бойцов. В разделе „О награждении медалью „За отвагу“ сказано:

„Орудийного номера 3-й батареи ефрейтора Шуваева Сергея Владимировича за то, что он в боях за освобождение Крыма проявил мужество и стойкость.

Будучи раненным во время артиллерийского обстрела и одновременном налёте IЗ Ю-87 ефрейтор Шуваев не ушёл с орудия до тех пор, пока не был отбит налёт самолётов противника.

В этом бою орудие, где был ефрейтор Шуваев, сбило  Ю-87.

Рождения 1924 года, русский, член ВЛКСМ, в РККА с октября 1942 года, призван Трубетчинским РВК Рязанской области“.

В истории Великой Отечественной войны так называемая Крымская кампания, начавшаяся в ноябре 1943 года, состоит из двух ответственных операций. Первая — переход через Сиваш.

—Русский человек ко всему привыкший. Сказано — переправится через озеро Сиваш и укрепиться на правом берегу — выполняй приказ. Сами шли, зенитки на повозках лошади тащили. Сыро, тепло — где вброд, где вплавь. Где метр глубины, где поболее — ничего. Хорошо, немцы не докучали. Правда, воды пресной не было, с собой везли и несли. Потом, уж когда укрепили правый берег, с продовольствием стало спокойнее и воду доставляли чаще.

Один раз он за водой шёл, навстречу земляк. Обнялись, перекинулись несколькими словами. На радостях отдал ему Сергей буханку хлеба. А вернувшись с войны домой, узнал, что тот встреченный им солдат пропал без вести. И сколько таких молодых — и земляков, и тех, с кем вместе принимал присягу и стоял у Сталинграда, остались на полях сражений.

Сиваш в переводе — Гнилое озеро (как его называли крымские татары). Дно устилал трёхметровый слой ила, источавшего зловоние. Поэтому фашисты посчитали Сиваш непроходимым, и поначалу на правом берегу оказалась только их разведка. Местные жители, хорошо знавшие, где лучше переходить Сиваш, помогали при переправе — так же, как в 1920 году, когда Красная Армия переходила озеро в боях с белогвардейцами (кстати, в нашем районе жили участники  перехода через Сиваш, например, Григорий Иванович Ступин, которому пришлось воевать в Крыму во время Гражданской и Великой Отечественной).

ВПЕРЁД, НА ПРИСТУП!

Сапун-гору брали. Точнее, штурмовали.

Рельеф, высота — 250 метров над уровнем моря и протяжённость около 8 километров — таковы южные ворота Севастополя, который был оставлен советскими  войсками после второго поединка с фашистами в июне 1942-го.

За эти  полтора года было создано несколько укреплённых рубежей, главный — Сапун-гора, в склоны которой было врыто около сотни укреплённых огневых точек. Гора была не одна: по обеим сторонам вершины Горная и Сахарная Головка, на севере — Макензиевы горы. А вокруг минные поля. И самое поразительное: камень, из которого были сложены горы, брал не всякий артиллерийский снаряд.

И вот 8 апреля войска 4-го Украинского фронта начали наступление.

—Второй Сталинград, — вспоминает Сергей Владимирович. — И как мы зенитки ставили, теперь ума не приложу. Но ставили и стреляли, и вперёд шли. А тут же у фашистов аэродромы. Сверху поливали нас огнём юнкеры. Здесь меня и достали вражеские снаряды. Перевязал сам себе руку и вновь корректировать огонь. Скажу так: план был чёткий — на море и на суше флот и артиллерия действовали слаженно. Утром седьмого мая начали штурм Сапун-горы, вечером взяли и девятого выбили фашистов из Севастополя…

И хоть не дошёл до Берлина, но ещё одну неприступную крепость — Кёнигсберг — брал в апреле сорок пятого. А пришёл к ней со своим полком, проделав, можно сказать, двойной путь: от Крыма — на северо-запад, на Минск и Полоцк, а оттуда из Белоруссии на Литву, Латвию и Эстонию. В его той же красноармейской книжке      фронты: 4-й Украинский, Юго-Западный, Западный, Прибалтийский, 3-й Белорусский. И на этом завершающем этапе вновь проявил свою смекалку, мужество, а было ему всего двадцать с половиной лет.

ЧЕСТЬ ИМЕЮ

Сергей Владимирович — человек, настроенный оптимистически, не теряет бодрости духа, вспоминая о прошлом, даже о самом печальном: не вернулся с войны старший брат. Отец хоть и пришёл, но недолго прожил после войны весь израненный.

В феврале 947 года прибыл домой. К весне, к началу работы в поле. И к своей будущей супруге. Как встретил её, увидев впервые, с длинной косой, в сарафане, стройную, красивую, так и не мог глаз отвести. Прожили они долгую счастливую жизнь. А когда она ушла из жизни, Сергей Владимирович не стал искать себе новую спутницу, как делают другие. Сам вёл хозяйство, смотрел за домом. Сам кашеварил, готовил угощение для родных и близких: у него трое детей, десять внуков, шестнадцать правнуков. Для них специально печёт он такие блины и блинцы, какие не всякая хозяйка сумеет.

И всегда таким умелым был Сергей Владимирович. Работал в совхозе в животноводстве, был среди передовиков: у него целая стопа грамот.

И всё бы ничего, не считая здоровья: стало подводить зрение, да вот мучают в последние время разные мысли. Как же так? Сколько его побратимов отдали свою молодую жизнь за Украину, за то, чтобы никогда не было здесь войны. А люди гибнут.

Почему нельзя одной семьёй жить, как раньше? Не потому ли неприступные крепости брали.

Ведь каждая победа — это итог личного мужества и общей веры в свои силы и у стен Сталинграда, и при штурме Сапун-горы и Кёнигсберга. Что русский, что украинец, что казак или азербайджанец — все были едины у них в полку, все с одной верой: не дрогнуть, не отступить.

Почему говорят, что и армия нынче не та, и Россия не та?

Кто ответит на эти вопросы старому солдату? Да и ответит ли?

Но вот 3 февраля весь мир облетело имя: Роман Филипов. Сбитый в небе  Сирии, он не дался в руки террористов, отстреливался до последнего патрона и подорвал гранатой врагов и себя. И последними своими словами „Это вам за пацанов!“, сам того не ведая, соединил погибших в Сирии военнослужащих с теми, кто честно выполнял долг в Афганистане и Чечне, и с теми, кто до последнего стоял под Сталинградом. В этот день, 3 февраля, 75 лет назад мир узнал о победе в городе на Волге, а бои там ещё продолжались. И бойцы 1086-го полка такие  же молодые, как Сергей Шуваев, которому не так давно исполнилось всего 18, были готовы к новым сражениям за честь Отчизны…

И сегодня Россия хранит верность традициям чести былых поколений. И сегодня есть в ней герои, совершающие подвиги. Как и поколение бойцов Великой Отечественной…

Спасибо Вам, Сергей Владимирович, за мужество и доблесть! С праздником Красной Армии, Советской Армии, Днём защитника Отечества! Будьте здоровы на долгие годы.

Александра СМЕТАНИНА.

Фото автора.










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg